Геральдика Удмуртии

главная
страница
новости
сайта
гербы
Удмуртии
гербы
городов
гербы
районов
флаги
Удмуртии
флаги
городов
флаги
районов
гимн
Удмуртии
символы
Удмуртии
наши
партнёры
обратная
связь
 

АК-47Автомат Калашникова – символ Удмуртии

Алексей Коробейников

Хотя изображения автомата Калашникова и нет на государственных символах Удмуртии — а оснований для помещения его туда у прикамской республики было бы куда больше, чем у Мозамбика, Зимбабве или Буркина-Фасо, чьи гербы украшает или украшал силуэт прославленного автомата, — всё же его образ тесно связан с образом Удмуртии, и многие иноземельцы всерьёз верят, что сам конструктор этого знаменитого оружия, Михаил Калашников, родился в Удмуртии, а главной достопримечательностью её столицы, Ижевска, является «памятник автомату Калашникова».

И то, и другое неверно: в Ижевске нет никакого памятника автомату Калашникова, сам Михаил Тимофеевич родился в 1919 году в селе Курья ныне Алтайского края, а изготавливал первые экземпляры автомата в городе Коврове Владимирской области.

Но именно Удмуртия, где конструктор постоянно живёт и работает с 1948 года, стала для него второй родиной, именно здесь протяжении многих десятилетий производился автомат Калашникова, и эти обстоятельства в конце концов послужили причиной той неразрывной связи образов, о которой шла речь выше. Именно в Удмуртии автомат Калашникова и его автора давным-давно считают «своими», и слагают в их честь песни и стихи.

Автомат Калашникова, известный также как АК-47 — это не только самый знаменитый российский автомат. Не ошибусь, если скажу, что это ещё и самый загадочный автомат. До сих пор не написано, к сожалению, объективной его истории. Авторы многочисленных публикаций, посвящённых этому виду стрелкового оружия, занимают подчас диаметрально противоположные позиции: от безудержного, агиографического восхваления самой системы автомата Калашникова и личности его создателя, до самых резких заявлений в адрес того и другого.

В самом деле, вопросов судьба автомата Калашникова вызывает немало. В годы перестройки многомиллионная аудитория советских масс-медиа с изумлением узнавала, например, что автомат Калашникова производится чуть ли не во всех странах мира, но при этом никто не платит за это ни копейки ни в советский бюджет, ни лично ижевскому конструктору. Причину тому называли странную: автомат-де, по старинному русскому разгильдяйству, не был вовремя запатентован, вот и пользуется плодами гениального калашниковского изобретения кто ни попадя.

Относительно масштабов производства автомата Калашникова журналисты, конечно, преувеличивали, да и подозревать руководство советской оборонной промышленности в разгильдяйстве нет никаких оснований: в те времена любое более-менее крупное производство непременно имело в своём составе патентный отдел, и если в СССР было принято относиться без особого уважения к авторским правам зарубежных правообладателей, то подобное отношение к «своему» изобретению, успешно внедрённому у нас же, тем более к такому, за которое его автор был отмечен Сталинской премией, было бы чем-то абсолютно из ряда вон выходящим.

Но факт остаётся фактом. В экспозиции Музейно-выставочного комплекса стрелкового оружия имени М.Т. Калашникова (Ижевск) выставлены авторские свидетельства, выданные ему в разные годы. В этих документах указано лишь то, что они выданы «за изобретение в области военной техники». В экспозиции авторские свидетельства не сопровождаются ни рефератами, ни описаниями изобретений, поэтому их связь с автоматом совсем не очевидна. Если же мы обратимся к датам выдачи этих свидетельств или к датам приоритета, установленного ими по дате подачи заявки, то убедимся, что увязать эти авторские свидетельства с общеизвестными датами из истории автомата Калашникова довольно трудно.

Таблица 1. Некоторые авторские свидетельства М.Т.Калашникова (по материалам музейной экспозиции)

№ свидетельства

№ заявки

приоритет

Дата регистрации

4810

312603/7858

20.01.1943

 

5762

326254/9512

26.03.1945

 

5962

326908/9953

01.11.1945

 

13360

428631/9022сс

04.04.1950

15.05.1950

40260

717027

10.07.1962

16.01.1968

Следует полагать, что в распоряжении работников музея никаких патентных документов, имеющих прямое отношение к автомату Калашникова, нет, иначе они не преминули бы продемонстрировать их в экспозиции.

Правда, имеется (и доступен в Сети) патент на автоматическое оружие «Автомат Калашникова», выданный в 1997 г. Евразийским Патентным ведомством (заявка № 970145) группе лиц, в числе которых — Михаил Калашников и его сын Виктор. Позволим себе процитировать описание этого изобретения:

«...Изобретение относится к ручному огнестрельному автоматическому оружию.

Известен 7.62-мм автомат Калашникова АК-47 (см. Наставление по стрелковому делу. 7.62-мм автомат Калашникова (АК) – М.: Издательство ДОСААФ, 1969), содержащий ствольную коробку, ствол с патронником и нарезной частью, затворную раму с затвором, ударно-спусковой механизм со спусковым крючком, курком и автоспуском и нескладывающийся приклад.

Известен 7.62-мм модернизированный автомат Калашникова со складывающимся прикладом АКМС (см. Наставление по стрелковому делу. 7.62-мм модернизированный автомат Калашникова (АКМ и АКМС), – М.: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1971), взятый за прототип, содержащий ствольную коробку, запирающий механизм, включающий поворотный затвор с ударником, размещенный в затворной раме, установленной на направляющих ствольной коробки и снабженной задним выступом, взаимодействующим с курком, ударно-спусковой механизм, включающий курок и шептало автоспуска, газоотводный механизм с газовым поршнем, шток которого установлен в отверстии затворной рамы, складывающийся приклад и ствол с колодкой прицела, состоящий из патронника и нарезной части.

Недостатком указанной модели является невысокая надежность, отказы оружия при использовании в крайних климатических и экстремальных условиях, невысокая кучность стрельбы, недостаточно высокие эксплуатационные характеристики.

Задачей заявленного изобретения является повышение надежности и улучшение эксплуатационных характеристик».

Последний абзац выделен нами, дабы подчеркнуть, что объектом патентной защиты здесь является не само устройство для стрельбы, а лишь его усовершенствованные составляющие. Причём усовершенствованные после того, как прототип, то есть оружие с характеристиками, описанными выше, в течение многих лет прослужил нашей армии! Что же касается самого устройства, то оно как будто упало с неба: патентообладаетли говорят о нём, как об общественном достоянии («известен»), и не ссылаются в связи с ним ни на какие другие патенты. Между тем в любой публикации по истории оружия можно прочесть, что калашниковы производились по лицензии во многих странах мира: так, ГДР приобретает лицензию в 1961 г. и производит автомат под индексом Mpi K (Maschinenpistole Kalaschnikow), а в 1981 г. приобретает лицензию на модель под патрон калибра 5,45 мм и производит её под индексом Mpi 74. Странная ситуация: лицензия на производство была, а сам объект патентной защиты, на воспроизводство которого и даётся лицензия, долгие годы отсутствовал?

Но изобретения, подобные автомату Калашникова, с неба не падают и в вещих снах не являются. Как свидетельствует история техники, за каждой удачной моделью стрелкового оружия стоит не только труд конструкторского коллектива и специалистов, внедрявших модель в производство, но и работа многочисленных соперников и предшественников.

Что же было до АК?

В 1930-е годы в Европе разрабатывались так называемые промежуточные боеприпасы, параметры которых находились в интервале между патроном пистолетным и винтовочным. В Германии было создано несколько образцов стрелкового оружия для стрельбы этим патроном: так, в начале 1940 г. Хуго Шмайссер (фирма «C.G. Haenel») предложил Управлению вооружений вермахта для испытаний модель, которая получила индекс MKb 42. Запирание казённой части её ствола производилось перекосом затвора. В 1941 г. в Германии был принят на вооружение промежуточный патрон 7,92×33 с массой пули 8,2 г.

В начале 1941 г. Эрих Вальтер (фирма «Carl Walther GmbH») предлагает автоматическое оружие собственной конструкции, которое получает индекс MKb 42. В модели Вальтера запирание казённой части ствола осуществлялось при повороте затвора вокруг продольной оси. Боевые упоры затвора располагались в его передней части. Однако газовый движитель был довольно сложным: отводимые из канала ствола газы попадали в кожух, и двигали кольцеобразный поршень, надетый на ствол. Поршень воздействовал на втулку, а втулка двигала затвор. Кроме поворота затвора опытный образец Вальтера имел и некоторые характерные черты дизайна: открытую сверху ствольную коробку, прицел расположенный на колодке, а спусковая скоба и приёмник магазина находились друг от друга на расстоянии чуть более ширины магазина.

Обе предложенные модели имели одинаковое обозначение: аббревиатуру от немецкого Maschinenkarabin (автоматический карабин), только модель Вальтера имела индекс W от фамилии конструктора, а модель Шмайссера — индекс H по названию фирмы производителя «Haenel».

MKb 42 (W)

Рис.1 MKb 42 (W)

В конце 1942 г. карабины Mkb направляют на Восточный фронт для войсковых испытаний. Количество изготовленных моделей было очень велико. Как пишет современный исследователь: «к 1942 г. было изготовлено около 7800 единиц и той, и другой модели MKb. В течение 1942 г. с учётом фронтовых испытаний конструкция Хуго Шмайссера была существенно модернизирована, а образец Вальтера окончательно отклонён». В июне 1943 г. начинается крупносерийное производство автоматов системы Шмайссера под индексом MP43 (Maschinenpistole 43), а в сентябре того же года он принимается на вооружение пехоты, и начинается его массовое производство десятками тысяч штук в месяц. Соответственно, он массово начинает поступать в нашу страну в качестве трофеев.

В то время как немцы испытывают (и производят) оружие под промежуточный патрон, в нашей стране разрабатывается и выпускается оружие под существующий ассортимент винтовочных и пистолетных (револьверных) патронов. Работы по созданию оружия под промежуточный патрон калибра 7,62 начались Советском Союзе, видимо, лишь с началом производства в нашей стране такого патрона спустя несколько месяцев после того, как 15 июля 1943 г. на техсовете Наркомата вооружения был продемонстрирован трофейный комплекс (оружие и патрон) МР-43. По баллистике вновь созданный патрон при равных длинах стволов оружия соответствовал немецкому.

За разработку нового оружия берутся известные отечественные оружейники: К.А. Барышев, А.А. Булкин, В.А. Дегтярев, А.С. Константинов, Г.А. Коробов, С.А. Коровин, В.Ф. Кузьмищев, Н.В. Рукавишников, С.Г. Симонов, И.Я. Стечкин, А.И. Судаев, Ф.В. Токарев, Г.С. Шпагин и другие.

В августе 1944 майором Алексеем Судаевым был разработан под промежуточный патрон и представлен на полигонные испытания автомат. 1 сентября 1944 г. Комитет по делам изобретений регистрирует три патентные заявки Судаева. В 1945 г. была изготовлена партия автоматов Судаева и передана в войска для проведения боевых испытаний. Автомат действовал за счёт энергии пороховых газов, отводимых в надствольную трубку и перемещавших поршень. Запирание канала ствола осуществлялось перекосом затвора. Ударно-спусковой механизм с курком молоточкового типа был предназначен для автоматической и одиночной стрельбы, рычажок переключателя находился на правой стороне ствольной коробки. Вырез ствольной коробки в, котором перемещается рукоять перезаряжания в положении вне стрельбы перекрывался рычагом переключателя. Ёмкость магазина была 30 патронов, ствол защищался деревянной накладкой и цевьём

Автомат Судаева

Рис.2 Автомат Судаева (1944, опытный образец)

По результатам войсковых испытаний Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) признаёт в качестве недостатка автомата его большую массу по сравнению с пистолетом-пулемётом и даёт конструктору задание уменьшить массу. По результатам войсковых испытаний формируются тактико-технические требования (ТТТ) для конкурсного отбора нового автомата. Таким образом, можно полагать, что по замыслу военных вновь создаваемый автомат должен был выполнять тактические задачи, ранее отводимые для пистолета-пулемёта. Но образец не был доработан и представлен на испытания — у Судаева обостряется заболевание, полученное во время работы в блокадном Ленинграде, и 17 августа 1946 г. он умирает.

А чем занимается Михаил Тимофеевич Калашников? В Российском Государственном архиве научно-технической документации хранятся три заявки на выдачу авторского свидетельства, поданные им в Комитет по делам изобретений ВСНХ: «Пистолет-пулемёт образца 1943 г. калибра 7,62 мм», «Ручной пулемёт 7,62 мм образца 1944 г» и «Извлекатель патронов из патронной ленты (Модернизация станкового пулемёта СГ-43)». С 20 октября 1944 г. приказом командующего артиллерией главного маршала артиллерии Н.Н. Воронова он прикомандирован к отделу изобретательства Наркомата обороны.

Примерно в середине 1946 г. Калашников представил свой первый автомат под промежуточный патрон для испытаний на научно-исследовательский полигон стрелкового и минометного вооружения Главного артиллерийского управления (ГАУ), который располагался в посёлке Щурово Раменского района Московской области. Мы пока не знаем, в соответствии с каким ТТТ был разработан этот автомат, не известно как он выглядел и где хранится. Известно только, что, согласно заключительному акту испытаний, которые провёл старший лейтенант У.И.Пчелинцев, было установлено, что «система несовершенна и доработке не подлежит».

На этом, в принципе, и могла закончиться, не начавшись, история автомата Калашникова. Однако события стали развиваться другим, не совсем тривиальным путём.

АК-46

Как вспоминает тогдашний начальник испытательного отдела полигона В.Ф. Лютый, Калашников, служивший в его подразделении, обратился к нему с просьбой о помощи и пересмотре официального заключения. Лютый пишет: «Я пришел к выводу, что конструкцию следует переделать почти заново... с учетом моих замечаний изменил в отчете заключение Пчелинцева и рекомендовал автомат на доработку...».

Итак, В.Ф. Лютый по какой-то причине решил поддержать своего подчинённого, для чего изменил в отчете заключение Пчелинцева, что позволило рекомендовать автомат на доработку, и, более того, лично наметил 18 необходимых кардинальных изменений. Кстати, какую должность мог тогда занимать сержант Калашников на полигоне, где инженерами-испытателями служили офицеры в чине не ниже старшего лейтенанта?

Изготавливать доработанный образец автомата Калашников отправился на оружейный завод в город Ковров. Об этом периоде в жизни Михаила Тимофеевича вспоминает инженер-конструктор А.А. Зайцев.

«В апреле 1946 года, после демобилизации из армии, — пишет он, — я поступил на работу в отдел главного конструктора Ковровского оружейно-пулеметного завода. Спустя несколько месяцев, осенью, состоялось наше знакомство с Михаилом Тимофеевичем Калашниковым. Ознакомив меня с его 7,62-мм карабином под патрон образца 1943 года и общим видом (sic! – А.К.) спроектированного им автомата, Михаил Тимофеевич поставил передо мной задачу о проработке технического проекта и разработке полного комплекта технической документации на 7,62-мм автомат для изготовления опытного образца и испытания его на заводе. Затем, после доработки документации по результатам заводских испытаний, изготовить еще два образца для испытаний на полигоне. Все это надо было выполнить до конца 1946 года. Времени для этого было явно недостаточно, работать приходилось очень напряженно, часто круглосуточно не выходя с завода. Через месяц работы над техническим проектом все чертежи мною были переданы в опытный цех для изготовления трех опытных образцов. Отдельные сложные детали и сборки (ствол, ствольная коробка, затвор и затворная рама) были сданы в цех несколько раньше. В ноябре началась сборка первых образцов. Они получили наименование АК-1 и АК-2. Испытания их на заводе показали удовлетворительные результаты. Их проводили слесарь-отладчик Б.П. Мариничев и сам Калашников. А вскоре были изготовлены еще два автомата. Я в то время занимался подготовкой технической документации для полигона, которая заняла у меня много времени. К концу 1946 года все трудности были уже позади, образцы отправлены на полигон, куда и уехал для испытаний Михаил Тимофеевич».

В.Ф. Лютый вспоминает о тех же событиях:

«...Позднее в усовершенствовании автомата принял участие мой давний товарищ — сообразительный и опытный инженер Владимир Дейкин... Втроем мы работали до 1947 года, когда наконец изготовили опытный автомат... Я лично испытывал новое оружие».

Итак, можно предположить, что в конце 1946 г. на Щуровский полигон для испытаний было доставлено несколько экзмепляров автомата АК-46. Непонятно только, являлись ли испытания конца 1946 г. конкурсными, либо один из соавторов Калашникова — В.Ф.Лютый — просто лично испытывал изделие, которое было создано по его кардинальным замечаниям в Коврове под присмотром Калашникова? Непонятно и сколько в точности образцов АК было представлено.

Ясно только, что автоматика представленных образцов работала за счёт отвода части пороховых газов через отверстие в стенке ствола, а запирание канала ствола производилось поворотом затвора. Раздельные предохранитель и переводчик огня были расположены с левой стороны ствольной коробки. Все три варианта сильно отличались от автомата, известного нам, как АК-47.

Сам Калашников говорит об этом так: «Главный, самый оригинальный узел – узел запирания канала стола я взял с некоторыми изменениями из моего несостоявшегося карабина». Мы не знаем, как был устроен этот карабин, но в любом случае утверждение об оригинальности поворотного узла запирания звучит более чем странно: уже к концу 30-х годов принцип запирания поворотом затвора на боевые упоры был реализован в немецком автомате MKb 42 (Walther), который был разработан под промежуточный патрон и проходил войсковые испытания, и в других системах, принятых на вооружение: например, в немецкой автоматической винтовке Fg 42 конструктора Луиса Штанге, которой вооружались десантники, и в американской автоматической винтовке М1.30 Гаранд.

Практически все узлы и принципы АК (отвод газов через поперечное отверстие в канале ствола, запирание поворотом затвора, устройство куркового УСМ) до того были реализованы в ранее выпускавшихся системах оружия, а сходство компоновочной схемы АК-46 с моделью Stg 44 (Sturmgewehr 44) Хуго Шмайссера (за исключением возвратной пружины, которая в немецкой модели спрятана в приклад) стало притчей во языцех.

Stg 44 Шмайссера

Рис.3. Stg 44 Шмайссера

АК-46 № 1

Рис. 4. АК-46 № 1

Конечно, сходство компоновки можно увидеть и в экспериментальных моделях, предлагавшихся другими оружейниками, и везде оно было продиктовано принципом работы автоматики и характеристиками применяемого патрона. Однако, кроме похожей компоновки (несмотря на принципиальное различие систем запирания), АК-46 и Stg 44 имеют много сходства в деталях внешнего дизайна: приклад сходной формы одинаково крепится к ствольной коробке, сходны рукоять перезаряжания и переключатели предохранителя, стойка мушки. Кроме поворота затвора, АК-46 имел те же характерные черты дизайна, что и опытный образец Вальтера MKb 42 (W), испытывавшийся в 1938 году: открытую сверху ствольную коробку, прицел, расположенный на колодке; спусковая скоба и приёмник магазина в обоих автоматах находились на некотором расстоянии друг от друга.

Ниже мы вернёмся к вопросу о том, было ли это сходство между немецким и советским, разрабатывавшемся уже после войны, автоматами, случайным.

Между тем работа над автоматом Калашникова продолжалась. Вспоминает А.А. Зайцев: «И хотя мне была поручена другая работа, но из головы не уходила мысль о совершенствовании АК-1. Стал намечать некоторые доработки. До время полигонных испытаний автомат Калашникова показал хорошие результаты и вышел во второй тур испытаний. Его конкурентами оказались конструктор А.А. Дементьев из Коврова и А.А. Булкин из Тулы... При обсуждении результатов испытаний автомата Калашникова и его потенциальных противников, мною была предложена коренная переработка образца. Михаил Тимофеевич сначала колебался и склонен был остаться на схеме первого тура, так как времени до повторных испытаний было очень мало. Но мне удалось убедить его в коренной переработке. При этом особое значение придавалось надежности работы автоматики, технологичности, улучшенных эксплуатационных качеств и внешнего вида. Работы было много, но работали вдохновенно, с душой, все, кто мог, нам помогали во всем. И только когда работа была завершена и представлена вся документация вздохнули с облегчением. Новый образец решили назвать АК-47».

АК-47

Итак, не менее года инженер-капитан (затем инженер-майор) В.Ф. Лютый, инженер-майор В.С. Дейкин и сержант М.Т. Калашников работают над созданием образца для новых испытаний. У нас нет акта полигонных испытаний АК-46. Известно лишь, что «недостатки отдельных узлов и деталей АК-46, выявленные в ходе полигонных испытаний заставили …в чрезвычайно сжатые сроки пересмотреть и радикально изменить устройство ударно-спускового механизма, газового двигателя и компоновку ствольной коробки».

Созданный ими автомат (АК-47) имел газовый поршень, шток которого был объединён с затворной рамой. На наш взгляд, простое перечисление изменённых за год узлов позволяет говорить не о доработке, а создании принципиально новой системы, которая унаследовала от АК-46 (и в свою очередь, от MKb 42(W) и Fg 42 и М1 Гаранд) устройство запирания поворотом затвора. Осталось ли здесь что-нибудь от той модели Калашникова, которую забраковал Пчелинцев? Не знаем.

С 27 декабря 1947 г. по 11 января 1948 г. на Щуровском полигоне проходил заключительный тур испытаний. Кроме изделия КБП-580, созданного Лютым, Дейкиным и Калашниковым (и впоследствии названного АК-47), были предоставлены образцы А. А. Дементьева (КБП-520) и А. А. Булкина (ТКБ-415). Каждая модель была изготовлена в двух модификациях — с деревянным и металлическим складывающимся прикладом.

Несмотря на внешние различия (например, устройство складных прикладов) конструкция автоматов имела много общего видимо вследствие того, что все модели разрабатывались в соответствии с едиными ТТТ:

1. Принцип работы автоматики – отвод пороховых газов из канала ствола с длинным ходом поршня;

2. Запирание канала ствола – поворотом затвора на два боевых упора;

3. Ударно-спусковой механизм (УСМ) – куркового типа, позволяющий ведение стрельбы одиночными выстрелами и очередями. За прототип был принят УСМ самозарядных винтовок С.Г. Симонова начала 1920-х гг., в основных чертах воспроизведённый в чехословацкой самозарядной винтовке Zb-29 конструктора Эммануила Холека; аналогичный УСМ с добавлением переводчика режимов огня был использован немцами при создании MKb 42, на основе которого был разработаны MPi 43 (Maschinenpistole 43), а затем MPi 44 или Stg 44;

4. Переводчик огня одновременно выполняет роль предохранителя;

5. Питание патронами – из отъемных двухрядных коробчатых магазинов емкостью 30 патронов (как у Stg 44).

6. Длина ствола – 400 мм., а начальная скорость пули – 690 м/сек.

Обсудить результаты полигонных испытаний 1947 г. собрался Научно-технический совет НИПСМВО ГАУ ВС. Протокол его заседания № 11 от 10 января 1948 г. настолько интересен, что имеет смысл рассмотреть его подробнее (цитируем его опубликованную версию).

Повестка дня.

1. Рассмотрение результатов испытания автоматов под патрон обр. 1943 года конструкторов Калашникова, Булкина и Дементьева. (Докладчик – инженер-майор Лютый В.Ф.)

Слушали: 1. Результаты испытания автоматов под патрон обр. 1943 года.

Руководитель испытания инженер-майор Лютый доложил совещанию о результатах повторных испытаний автоматов Калашникова, Булкина и Дементьева после доработки их, рекомендованной полигоном и УСВ, необходимость которой выявилась при первых испытаниях. Т. Лютый отметил, что наиболее полно доработка произведена конструктором Калашниковым.

Наш комментарий: вспомним, что Лютый является на тот момент не только начальником, но, фактически, соавтором Калашникова.

Вопрос докладчику:

2. Какие эксперименты по улучшению кучности боя предполагается провести с автоматом Калашникова?

Отв. Эксперименты с утолщением ствола, уменьшением ударов, с отводом газов из канала ствола до вылета пули, с креплением обойм.

Наш комментарий: Чтобы понять, зачем понадобилось экспериментировать «с отводом газов из канала ствола до вылета пули», обратимся ещё раз к сравнению внешнего вида АК-47 и Stg 44 Шмайссера. Мысленно проведём осевую линию через его канал ствола по всей длине оружия. Где она закончится? На затыльнике приклада. Это означает, что в момент выстрела при закрытом затворе импульс отдачи (от донца гильзы) направлен в плечо стрелка. Проделаем ту же операцию для АК-46. Импульс отдачи направлен выше затыльника приклада. Следовательно, возникает момент силы, которая поднимает ствол, в результате чего ствол этого оружия при стрельбе неизбежно будет подбрасывать, что не сможет не сказаться на ухудшении кучности боя.

Более того, по сравнению с немецкой моделью, и газовый поршень расположен у АК намного выше по отношению к затыльнику приклада, и когда в своём крайнем заднем положении он бьёт по сжатой возвратной пружине и ствольной коробке, это ещё сильнее увеличивает подбрасывание. Между тем у Stg 44 возвратная пружина спрятана в приклад, и, следовательно, импульс, вызывающий её сжатие, направлен в плечо стрелка, а не выше его.

Естественно, Калашников и его соавторы не могли этого не заметить, и они приняли меры по сглаживанию нежелательного эффекта. На изображении АК-46 хорошо видны шесть отверстий между стойкой мушки и газовой камерой (а на стволе Stg 44 их нет!). Очевидно, предполагалось, что истечение части газов через эти отверстия будет уменьшать подбрасывание ствола. Почему дырочек шесть? По-видимому, именно это число и пришлось устанавливать экспериментально.

6. Не объясняется ли безотказность работы автомата Калашникова повышенными импульсами на подвижные части?

Отв. Нет, так как все основные динамические характеристики у всех автоматов практически одинаковы.

Наш комментарий: На самом деле именно этим и объясняется. Дело в том, что все модификации автомата Калашникова имеют укороченный ствол. Если длина ствола шмайссеровского Stg 44 составляла 419 мм, то у представленного на конкурс 1946 г. АК-1 (АК-46 № 1) она составляла всего 350 мм, а у образца, названного АК-46 №2 и в АК-47, представленном на конкурс 1947 г она была 400 мм. Автомат, принятый на вооружение в в 1949 г. имел длину ствола 414 мм.

Понятно, что чем короче ствол, тем больше газа можно отвести на газовый поршень вместо того, чтобы бесполезно выбрасывать его в атмосферу вслед за пулей. То есть, при одинаковых калибрах Stg 44 и АК-46 последний затрачивал гораздо больший объём энергии патрона на перемещение своих подвижных частей, и безотказность работы автомата Калашникова (и иных короткоствольных систем) объяснялась именно повышенными импульсами на подвижные части. А повышенный импульс, соответственно, вызывал удары затворной рамы о ствольную коробку и уменьшение кучности.

7. Основное отличие данных автоматов от АС-44?

Отв. Легче по весу примерно на 1 кг, введены ударно-спусковые механизмы куркового типа, что улучшает кучность боя при одиночном огне (на 1 см).

Наш комментарий: На самом деле автомат Судаева под промежуточный патрон имел принципиальные отличия, важнейшим из которых нам видится длинный эффективный ствол, а уменьшение веса оружия вообще может увеличивать разброс попаданий. Что касается новаций в ударно-спусковом механизме, то процитируем описание УСМ автомата Судаева (АС-44): «Ударно-спусковой механизм с курком молоточкового типа был предназначен для автоматической и одиночной стрельбы, рычажок переключателя находился на правой стороне ствольной коробки». Итак, Лютый попросту вводит коллег в заблуждение: введение УСМ куркового типа никак не может считаться оригинальной чертой автомата Калашникова.

8. Полностью ли удовлетворяет автомат Калашникова ТТТ?

Отв. Не удовлетворяет по кучности боя при автоматическом огне и некоторым, не основным, служебным характеристикам.

Наш комментарий: Как можно видеть, проблема низкой кучности боя преследовала АК с самого начала, и разрешить её так и не удалось.

Насколько важен вопрос о кучности боя? Есть мнение, что совсем не важен. Как писал один журналист: «А скажите, кому нужна хорошая кучность стрельбы, если в нужный момент оружие вообще не стреляет? Вот почему те, у кого жизнь зависит от оружия, которое они держат в руках, предпочитают автомат Калашникова».

Позволю себе не согласиться с этим мнением. Во-первых, предположение о том, что все прочие модели стрелкового автоматического оружия отличаются какой-то фатальной ненадёжностью («вообще не стреляют»), очевидно безосновательно. Предположить, что правительства большинства стран мира вооружили своих стрелков заведомо негодными системами, мог только человек с очень разыгравшейся фантазией. Ведь, нахваливая автомат Калашникова за безотказность, ни одна из развитых стран (кроме, пожалуй, Финляндии) отнюдь не торопится сделать его основным оружием рода войск или выпускать его для себя массовыми сериями (и, как мы увидим, имеют для этого веские основания).

А во-вторых, бойцу ведь по большому счёту не важно, насколько живуч, т.е. сколько выстрелов выдержит его автомат за день войны – десять тысяч или только две тысячи, у него и патронов никогда столько не будет: наверное, редкий пехотинец успевал сделать за свою недолгую фронтовую жизнь те тысячи выстрелов, которые делало его оружие на полигоне во время испытаний на ресурс. Ему важно поражать противника максимально эффективно, по принципу «один патрон – один труп». Для него техническим результатом использования оружия является поражение противника, а кучность и меткость боя суть важнейшие факторы для достижения этого результата.

Но вернёмся к протоколу заседания Научно-технического совета.

Обмен мнениями.

1. Поддубный. По мнению т. Лютого автомат Калашникова нужно рекомендовать на серию с одновременной доработкой по улучшению кучности и мелких исправлений. Но доработка кучности дело не легкое. Автомат нужно пускать на серию с существующей кучностью, либо не пускать на серию, пока не будет исправлена кучность боя. В отчете необходимо проанализировать вопрос кучности и веса автомата, увязав с данными автомата Судаева. В остальном я согласен с т. Лютым.

2. Орлов. Я думаю, что мы имеем достаточно оснований для рекомендации автомата Калашникова на серию. Безотказность и живучесть получены хорошие. Кучность боя у всех трех конструкций недостаточно хорошая. Над улучшением кучности боя в автомате Калашникова нужно будет еще поработать в оставшееся до запуска на серию и в процессе изготовлении серии. Образцы Булкина и Дементьева дорабатывать нет смысла.

3. Лысенко. Прежде чем принять определенное решение, нужно еще продолжить более детальное испытание автомата в разрезе тех требований войск, которые предъявлялись на войсковых испытаниях к автомату Судаева. Автомат Калашникова удовлетворяет, в основном, всем требованиям ТТТ за исключением кучности, а это важный фактор, но ему конструкторы не уделили должного внимания при доработке автоматов. Для улучшения кучности боя путей можно предложить много, но все они для проверки требуют большой и длительной работы. Но что делать с серией, если потребуются большие переделки в автомате для улучшения кучности? Поэтому в отчете нужно дать анализ возможности запуска автомата Калашникова на серию с существующей кучностью боя.

4. Куценко. В отчете нужно принципиально сказать о кучности боя – допустима ли такая кучность. Я считаю, что необходимо допустить автомат Калашникова на серию с той кучностью, какая есть сейчас. Нужно проверить возможность улучшения кучности боя за счет применения стрельбы с упора на магазин. Необходимо проанализировать также - почему АС-44 все же имеет лучшую кучность боя, чем данные автоматы.

5. Шевчук. Вопрос о кучности боя весьма серьезный. Я думаю, что на 100 м едва ли удастся выполнить задачу при стрельбе из данных автоматов.

Весьма сомнительно, чтобы за 15 дней, как предполагает т. Лютый, удалось решить вопрос об улучшении кучности боя. Здесь нужна большая осторожность, Пусть мы поработаем над кучностью даже 1/2 года, но зато не будем вынуждены бросить автомат, когда его забракуют в войсках.

Я предлагаю рекомендовать на доработку по кучности только автомат Калашникова и после доработки рекомендовать его на серию.

Наш комментарий: Как видим, профессиональные конструкторы-оружейники, в отличие от иных журналистов, отнюдь не считают проблему низкой кучности боя маловажной.

8. Длугий. …Весьма сомнительно, чтобы за 15 дней удалось решить вопрос об улучшении кучности; здесь необходимо изучение и исследование на данной конструкции, а не ход «вслепую», как предлагает т. Лютый.

9. Орлов. Я не понимаю выступлений некоторых наших офицеров. Мы даем автомат на серию и на войсковые испытания с целью замены ПП на более мощный автомат и, в этом отношении, кучность автомата не хуже ПП. Но мы даже не ограничиваемся на этом, а предлагаем совершенствовать автомат в процессе изготовления серии. Если мы не рекомендуем автомат на серию, то мы опять будем иметь горький опыт задержки вооружения армии автоматом.

Наш комментарий: Из текста однозначно следует, что испытываемый автомат предполагалось использовать для решения тактических задач, ранее отводимых пистолету-пулемёту.

11. Лысенко. Нужно рекомендовать автомат на серию, но в отчете необходимо обосновать почему можно дать автомат с такой кучностью, подтвердив это соответствующими стрельбами на выполнение задач курса стрельб. В то же время нельзя так легко относиться к вопросу кучности боя, нельзя в улучшении кучности боя идти вслепую – сверлить на стволе дырки и проч., необходима здесь серьезная работа.

Наш комментарий: Почему мнение этого специалиста не было услышано? Увидим далее.

12. Канель. Что же делать с автоматом, если сейчас заняться изучением кучности? Кучность, конечно, требование весьма серьёзное.

Я думаю, что необходимо дополнительно провести стрельбы на выполнение задач по курсу стрельб и тогда решить, можно ли допустить существующую кучность. Эксперименты по улучшению кучности боя следует производить именно на данной конкретной конструкции автомата.

Путь от серии до валового образца не так[ой] легкий и не так[ой] короткий. Поэтому не следует терять времени, а необходимо запускать автомат Калашникова на серию и в процессе изготовления серии преодолевать трудности в отладке серии одновременно с улучшением кучности боя.

Наш комментарий: Иными словами, выбора у комиссии нет, точнее, выбирать ей не из чего. Непонятно, почему инженер-полковники и инженер-майоры лишь после воплощения конструкции в металл обнаружили, что уменьшение длины ствола, снижение точки плечевого упора, увеличение импульса на подвижные части и снижение массы системы привели к снижению кучности советских автоматов по отношению к их немецким аналогам. Ведь все они обсуждают некий норматив кучности, заложенный в ТТТ. Откуда он мог взяться, как не от немецкого аналога, тем более, что у Stg 44 проблем с кучностью не возникало: на дистанции до 300 м она демонстрировала такую же кучность, как и винтовка образца 1898 г., несколько уступая последней лишь при дальности до 600 м. Известно, что немцы выпускали даже вариант автомата со снайперским прицелом!

15. Лютый. Некоторые товарищи, выступавшие здесь, заблуждались, говоря, что при войсковых испытаниях к АС-44 по кучности боя претензий не было. Претензии были.

Я все же считаю, что за время, оставшееся до запуска автомата на серию, полигон конечно может кое-что сделать для улучшения автомата Калашникова и даже за 15 дней можно кое-что испытать в направлении улучшения кучности. Я считаю, что Калашников должен дорабатывать чертежи автомата на полигоне под нашим наблюдением.

17. Матвеев. Почему можно рекомендовать на серию автомат Калашникова с существующей кучностью? Потому, что он удовлетворяет всем остальным пунктам ТТТ и потому, что время не терпит, так как оружие под патрон обр. 1943 года требуется и отзывы войск необходимо получить в этом году. В противном случае возникает задержка в отработке системы вооружения армии».

*  *  *

Налицо ситуация, прекрасно знакомая нам по практике жилищного строительства в послевоенном СССР: да, работа строителей имеет существенные огрехи, да, строго говоря, принять такой дом нельзя, но... если его не принять, то будет не выполнен план, ухудшатся показатели строительной организации, и это как раз перед очередной годовщиной Октябрьской революции! В результате комиссия, положа руку на сердце, принимает дефектный дом, а нерадивые строители в отведённый им короткий промежуток времени до начала вселения пытаются аврально исправить хотя бы некоторые из отмеченных комиссией недостатков.

АК сегодня

Итак, в 1949 году автомат был принят на вооружение, и первая партия его была произведена на ижевском мотозаводе. Его создателем был официально объявлен только Михаил Тимофеевич Калашников, несмотря на то, что у него были весьма деятельные соавторы. Советская пропаганда не упускает возможность продемонстрировать торжество крестьянского парня-самоучки (на момент разработки своего автомата Калашников не окончил и десятилетки) над профессионалами. Он получает свой первый орден Красной Звезды. Кстати, в ту пору Калашников ещё отнюдь не был «засекреченным конструктором», каким мы привыкли воспринимать его в застойные годы: как бы иначе в условиях тотальной шпиономании на обложке издавашегося многотысячным тиражом журнала «Советский воин» (№ 11 за 1949 год) могла появиться его фотография?

Михаил Калашников Михаил Калашников

Рис. 6. Конструктор Михаил Калашников (1949)

Автомат Калашникова неоднократно модифицировался, и только в России выпускается под три типа патронов: промежуточный 7, 62 мм (АК-47, АКМ, АКМС), малокалиберный 5,45 мм (АК-74, АКС-74, АКС-74у), «натовский» 5,56 мм (АК-100). Им вооружены миллионы солдат в десятках стран третьего мира, а в армии российской калашниковыми безальтернативно снабжены представители всех родов войск, кроме, пожалуй, космонавтов. Его носят моряки и пехотинцы, танкисты и десантники. Даже экипажи фронтовой авиации возят в кабине АКС-74у! Возможно, такое единообразие сильно упрощает жизнь снабженцев, но вряд ли идеально соответствует кругу задач боевого применения войск.

После того, как Советский Союз завёз миллионы «калашей» всюду, где можно было ожидать «революционной войны», эта система приобрела широкую известность по всему миру. Почему же, однако, калашников стал оружием армий третьего мира и всевозможной партизанщины, но не сыскал популярности в арсенале армий развитых стран?

Причины здесь те же, по которым в своё время Stg 44 не стал основным оружием вермахта, а бундесвер вообще отказался от Stg 44 и принял на вооружение полноценную штурмовую винтовку. Во-первых, разнообразие боевых задач требует специализации стрелкового оружия, ибо каждый табельный образец несёт свою тактическую нагрузку. А во-вторых, надёжность схемы, реализованной в Stg 44 и АК в условиях загрязнений, низких температур, плохого качества смазки и других подобных факторов достигается дорогой ценой: для того, чтобы подать назад тяжёлую затворную раму (или сравнительно тяжёлый затвор) в неблагоприятных условиях повышенного трения (то есть на совершение второстепенной работы по перемещению подвижных частей), постоянно затрачивается значительный объём выделенной энергии порохового заряда — объём отводимых газов изначально принят «с запасом» и не поддаётся регулированию, и объём основной работы сравнительно мал: вместо того, чтобы разгонять пулю, пороховые газы выбрасываются из короткого (по сравнению с винтовочным) ствола.

Могут возразить, что АК «безотказен» и стреляет даже под водой (да, его автоматика работает и в таких условиях: пули вылетают и могут быть опасны на короткой дистанции; существует и модель АК для подводной стрельбы активными патронами). Тут следует напомнить, что «безотказность» АК — это в большей степени миф, чем правда: даже сам конструктор в патентной заявке 1997 года признаёт, что АК-47, в том числе и в модифицированном виде, отличается невысокой надёжностью (надо полагать, что всё же не меньшей, чем у аналогичных систем стрелкового оружия). Кроме того, в обычных условиях, особенно при стрельбе очередями, тяжёлая затворная рама автомата, дёргаясь туда-сюда, нарушает баланс оружия, сбивает прицел, что резко снижает показатели точности и кучности стрельбы, особенно при стрельбе с рук без упора. То есть, безотказность и простота оружия не являются достаточным условием для победы в современном бою. Лом тоже прост и безотказен.

Вообще, ассортимент стрелкового оружия современных армий свидетельствует, что ни одна из них поголовно не вооружена автоматом: наиболее массовым образцом здесь является та или иная штурмовая винтовка, которая по своим боевым качествам является, скорее, индивидуальным компактным пулемётом и далеко превосходит АК по возможной меткости, кучности, прицельной дальности, и испускает пули с гораздо большей энергией. Автомат же (по иной терминологии, автоматический карабин) повсеместно занимает нишу, отведённую для вспомогательного оружия — им можно, например, вооружить те части, в круг первоочередных задач которых не входит ведение дистанционного боя: полицию, вооружённую охрану и т.п.

Становится понятным, почему мои друзья, проживающие в Техасе, смогли купить себе для стрельбы на заднем дворе автомат Калашникова (китайского производства) просто в отделе спортивных товаров местного универмага безо всяких на то лицензий и других ограничений. Ведь, в соответствии с показателем величины дульной энергии, эта система благодаря сниженным боевым показателям вообще не отнесена тамошним законодательством к огнестрельному оружию армейского образца! В этом же кроется ещё один секрет того, почему АК не суждено было стать оружием западных армий.

Дело в том, что АК разрабатывался как функциональный аналог Stg 44, и по величине дульной энергии примерно соответствовал ей (1990 Дж под патрон 7,62×39 против 1930 Дж под патрон 7,62×33 у Stg 44). Но беда в том, что после войны мировое развитие вооружений пошло по пути увеличения боевых качеств оружия, и Stg 44 к тому времени отошла в небытие, оставаясь на частичном вооружении только в полиции ГДР и ВДВ Югославии. Армии развитых стран очень быстро получают в качестве основного оружия пехоты модели штурмовых винтовок со всё более нарастающей величиной дульной энергии, намного превосходящей таковую для АК.

Таб. 2. Сравнительные характеристики АК и некоторых штурмовых винтовок

Образец

АК
(1949 г.)

СКС-45

СВД-С

FN FAL

Патрон
(калибр/длина гильзы)

7,62×39

7,62×39

7,62×54

7,62×51

Дульная энергия, Дж

1990

2130

3307

3417

Это означает, что при прочих равных условиях автоматчик будет убит из штурмовой винтовки раньше, чем он приблизится к противнику на дистанцию эффективного огня своего автомата, и, соответственно, вооружить подразделение автоматом с низкими показателями дульной энергии — значит заведомо ослабить его перед противником, который вооружён автоматической штурмовой винтовкой, особенно в условиях развития индивидуальных средств бронезащиты.

Из публикации в публикацию кочует сюжет о том, что якобы во Вьетнаме американские солдаты бросали своё оружие и подбирали АК. Ну что сказать на это? Всякий, кто служил в армии (если не в американской, то по крайней мере в советской или российской), знает, что бойцу, если он выбросит (или даже потеряет) табельное оружие выданное ему и записанное в его военном билете, грозит строгое наказание (см. например, ст. 348 УК РФ). Поэтому к этим и подобным им сообщениям следует относиться весьма критически.

Так, в книгах, написанных со слов очевидцев, которые служили в подразделениях «коммандос», читаем: калашников был легче по весу, стрелял более кучно и проще работал, чем английские SLR или американские M16, и потому гораздо больше подходил для ближних боёв в джунглях.

Здесь следует сразу отметить, что если автор приведённой цитаты говорит о винтовке (Self Loading Rifle), которая обозначалась также как L1A1 (реплика бельгийской FN FAL), которой во Вьетнаме вооружались австралийцы и англичане, то это — автоматическая штурмовая винтовка (под винтовочный патрон), то есть по определению большая, массивная и длинноствольная система. Она находится с калашниковым в разных классах, и какое-либо их сравнение в рамках единых тактических задач некорректно.

Длина её ствола — 533 мм, она масссивнее, а значит, по сравнению с любой моделью АК кучность стрельбы из этой системы (по крайней мере при стрельбе с упора) будет заведомо выше. Как оценивалась автором цитаты кучность обеих моделей, непонятно: если речь идёт о ближнем бое со стрельбой с рук, то как можно сравнивать кучность столь различных систем в неизвестных условиях при стрельбе из неустойчивых положений, когда результаты зависят в основном от самого стрелка?! (в воспоминаниях Калашникова, кстати, приводится любопытный сюжет, связанный с практикой оценки кучности при заводских испытаниях при стрельбе без закрепления в станке: первые образцы АК вначале показывали неплохие результаты кучности, которые внезапно резко ухудшились. В чём же было дело? Оказывается, сменился стрелок-испытатель) .

Наконец, калашников никак не мог быть легче винтовки М16: его масса — 3,8 кг, а масса M16A1 — 3,1 кг.

Несомненно, перед нами — типичный фольклорный сюжет, который, впрочем, мог иметь и историческую основу. Во-первых, внедрение M16 состоялось уже во время войны без широких войсковых испытаний; ВВС США закупили их в 1962 г. для охраны аэродромов. Первые партии этого оружия и боеприпасов к ним вызывали нарекания военных: «Во Вьетнаме винтовку проклинали, она заслужила репутацию капризного и ненадёжного оружия из-за множества отказов и задержек во время стрельбы. Это происходило потому, что американские производители патронов сменили тип пороха, не озаботившись предупредить войска. Новый тип пороха был более грязным и образовывал больше нагара». Но в течение года производители улучшают качество пороха, а войска снабжаются комплектами для чистки оружия. Некоторое время спустя конструкция получает с правой стороны ствольной коробки кнопку, которая воздействует на шток, двигающий затвор в крайнее переднее положение в случае задержки. Претензий к М16 больше нет, и в 1967 г. фирма «Армалайт» выпускает модификацию М16А1 для сухопутных войск. Она закупалась десятками тысяч штук не только войсками США, но и армией Южного Вьетнама, так как по габаритам и весу идеально подходила для её малорослых и тщедушных бойцов.

А во-вторых, американцы и в самом деле использовали автомат Калашникова. Американские военные мемуаристы цитируют приказы командования, директивно запрещавшие солдатам боевых подразделений переднего края пользоваться дезодорантом и автоматом Калашникова. Оказывается, вьетнамцы издалека чувствовали приближение противника в темноте и в джунглях по запаху, а заслышав громкий и очень характерный щелчок переводчика-предохранителя АК, открывали огонь на звук, выкашивая целые подразделения американцев. Есть все основания утверждать, что АК использовался во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже американскими подразделениями специального назначения. Относительно «зелёных беретов» известно, что при «ведении войны нетрадиционными методами» они действовали без американских знаков различия и были вооружены стрелковым оружием китайского или советского производства.

Зачем же американцам понадобилось стрелять из АК? Это объясняется спецификой условий, в которых действовали специальные подразделения. За линией фронта, в отрыве от своих баз снабжения использование оружия противника вполне обосновано как по причине возможного боепитания за счёт трофеев, так и в целях маскировки (гильзы и звук выстрела являются демаскирующими признаками оружия).

А что же Советская армия? Неужели поголовное вооружение советских воинов автоматом Калашникова было следствием исключительного пиетета, которое советское военное командование испытывало к личности прославленного конструктора? Или в СССР, кроме Калашникова, не было больше конструкторов стрелкового оружия, которые могли бы предложить альтернативную систему с более высокими боевыми показателями? Разумеется, дело не в пиетете, и вовсе не в тупости советской оружейной мысли (уровень её развития наглядно иллюстрируется разработками Коробова, Никонова, Драгунова, Ярыгина, Марголина и многих других оружейников). Дело в том, что Советская армия послевоенного образца, по сути, также являлась армией страны третьего мира, и характеризовалась многочисленностью и низким образовательным уровнем контингента. Как же можно было доверить юноше с примитивным жизненным опытом, который зачастую только в армии приучался более-менее сносно говорить по-русски, какую-либо сложную систему стрелкового оружия? И это не говоря уже о том, что хорошее оружие требует и соответствующих материальных затрат на его приобретение.

В этих условиях автомат Калашникова оказался незаменим. Конструкция его была настолько проста, что выполнить операцию по разборке и сборке его, а также осуществлять уход за этим оружием было по силам любому старшему школьнику, вне зависимости от его пола, физических данных и эрудиции. Низкие боевые качества оружия делали ненужным большие затраты времени и сил на боевую подготовку вооружённого «калашом» стрелка. Именно поэтому калашников стал любимым оружием повстанцев в странах третьего мира: он доступен любому крестьянину, даже женщинам и детям. Согласимся: многие конструкторы-оружейники могут похвастаться всемирной славой, которую принесли им разработанные ими системы, но многие ли могут похвастаться тем, что разработали оружие воистину общенародное?

АК – откуда что взялось?

Впрочем, слово «разработал» в применении к случаю с Калашниковым нуждается в существенном уточнении. Как мы уже видели, АК не содержит, в общем, ни одного оригинального узла. Это целиком и полностью компилятивная работа. Однако судьба к нему оказалась куда более благосклонна, чем к оригинальным автоматам Шмайссера и Судаева. Почему так? Во многом потому, что АК вобрал в себя наиболее ценные, в свете поставленной задачи, конструкционные черты из этих отвергнутых ходом истории проектов.

Про поразительное сходство АК и немецких моделей мы уже говорили. Что ж, изучение и безлицензионное копирование трофейных образцов было и будет практикой всех противоборствующих сторон, тем более что в том самом 1946 году, когда Калашников представил свой первый образец автомата под промежуточный патрон, в СССР был вывезен из Германии... сам конструктор Хуго Шмайссер! Дело в том, что в апреле 1945 г. заводы, где производились немецкие автоматы, были захвачены победителями, а затем завод «Haenel» в Зуле, где трудился Шмайссер, оказался в советской зоне оккупации. В августе 1945 г. советское командование приказало собрать из сохранившихся деталей 50 экземпляров Stg 44 и предать для экспертной оценки. Тогда же Герберт Хенель получил приказ передать советскому командованию техническую документацию и производственные чертежи боевого оружия в количестве 10785 листов.

Вот как пишут об этом современные исследователи.

«В октябре 1945 г. Хуго Шмайссер был привлечён к работе в так называемых технических комиссиях Красной Армии. Перед ними стояла задача проанализировать состояние немецкой оружейной техники, чтобы определить целесообразность использования её достижений в советстких разработках. В конце лета 1945 г. в Зуле на заводе фирмы Simson начала работу одна из таких комиссий, в состав которой входили зульские оружейники Карл Барницке и Хуго Шмайссер…»

«Осенью 1946 г. Хуго Шмайссер был настоятельно «приглашён» на несколько лет для работы в СССР. Такие же приглашения были сделаны известным конструкторам стрелкового оружия Карлу Барнитцке, Оскару Шинку, Оскару Бертцольду, Отто Дичу и Хансу-Иохиму Дичу. 24 октября 1946 г. из Зуля отправился специальный поезд, в который в Лейпциге подсели другие специалисты из Саксонии. Через две недели немецкие специалисты оказались в Ижевске, где находился оружейный завод, на котором им и предстояло трудиться. Все немцы разместились в центре города в квартирах дома по адресу улица Красная, № 133 (этот дом сохранился и до наших дней — А.К.)…Известно, что когда в январе 1952 г. 340 немецких специалистов были отправлены обратно в Германию, среди них не было Хуго Шмайссера и Карла Барнитцке (бывший главный конструктор фирмы Gustlof Werke), которые вернулись на родину только 9 июня 1952 г. в составе второй партии немцев из 134 человек».

По некоторым данным, в нашей стране трудился и доктор Грюнер – создатель пулемёта MG42.

Но ведь немало «слагаемых» АК и в разработках советских оружейников! Как мы помним, на конкурс 1946 г. был представлен автомат А.А. Булкина. В нём газовый поршень жёстко связан с затворной рамой. Потом этот принцип появится и в АК-47. Однако, как представляется, прототипом экспериментальных советских автоматов всё-таки является модель А.И. Судаева 1944 года.

Автомат Дементьева

Рис. 6. Автомат Булкина (1946)

АК-47

Рис. 7. АК-47

К сожалению, мы пока не могли подробно изучить эту модель (один из экземпляров автомата Судаева имеется в фондах музейно-выставочного комплекса им. Калашникова). ТТХ этой системы нам не известны, однако уже по внешнему виду автомату можно сделать определённые выводы. Длинный (явно больше 400 мм) ствол позволяет полагать, что конструктор предложил систему, которая в большой степени использовала энергию патрона для совершения основной работы, а сошки, в дополнение к длинному стволу, обеспечивали меткость и кучность стрельбы. Эта модель Судаева, видимо, была близка по баллистическим показателям к современным штурмовым винтовкам или тому образцу, который известен сегодня под именем «ручной пулемёт Калашникова» (РПК). Едва ли отказ от конструкторской доработки этого мощного оружия можно объяснить лишь кретинизмом генералов из ГАУ: они не могли не понимать, что автомат Судаева (да и другой автомат под промежуточный патрон) абсолютно несопоставим с пистолетом-пулемётом, это оружие разного класса. Возможно, своим единогласным заключением о принятии АК они лишь легализовали решение, принятое «наверху».

Если вернуться к АК-47, который представлялся на полигонные испытания в 1947 г., то на наш взгляд, он являет поразительные черты внешнего и конструктивного (отмеченного выше) сходства с моделью Судаева 1945 г. Причём сходство это можно заметить и во многих внешних деталях: АК заимствовал форму крышки ствольной коробки, защёлку этой крышки (она появилась уже у АК-46), защёлку магазина, колодку прицела. К слову, столь характерный элемент, как флажковый предохранитель, закрывающий вырез ствольной коробки на правой стороне (ясно видимый в системе Судаева) и защёлка ствольной коробки были воспроизведены не только в АК-47, но и в экспериментальной модели пистолета-пулемёта, которую Калашников также представил на конкурс в 1947 г.

В отличие от конструкции Судаева, АК не имеет ни сошек, ни длинного ствола, что заведомо снижает его боевые показатели.

На тот же конкурс 1946-47 года вместе с АК-46 был представлен автомат конструктора А.А.Дементьева. АК-47, появившийся позднее, имеет ту же форму крышки ствольной коробки, а его пистолетная рукоять, спусковая скоба и защёлка магазина точно так же располагаются под ствольной коробкой без промежутков. Кроме того, цевьё имеет сходную форму. Скорее всего, и узел крепления приклада также аналогичен.

Разумеется, окончательное установление того, в какой степени образец, названный АК-47, сосредоточил в себе конструкторские решения, ранее воплощённые в мировой оружейной практике (и какие из них), ещё только предстоит. Ведь даже официальные биографы Калашникова не скрывали, что автомата при разработке автомата «добрыми советами, ценными предложениями и дружеской критикой помогали Калашникову конструкторы старшего поколения – Дегтярёв, Симонов, Судаев». Много неясностей и противоречий в описании событий и хронологии процесса разработки автомата. Наконец, требуется выяснить до конца вопрос о том, почему калашников стал универсальным оружием советской армии. Это нам сейчас, из XXI века, легко говорить о том, что в такой армии и не могло быть иного оружия. А ведь те люди, что решали вопросы обороноспособности послевоенного СССР, явно руководствовались каким-то конкретными соображениями, причём эти соображения, исходя из которых была реализована схема поголовного вооружения армии автоматом, должны были быть достаточно весомыми.

В самом деле, мы видели, что АК конструктивно «отпочковался» от линии развития немецкой штурмовой винтовки (или автоматического карабина) под промежуточный патрон. По штатам вермахта 1945 г., в каждой пехотной роте должно было числиться 55 автоматов (то есть в сумме пистолет-пулемётов, штурмовых винтовок и автоматических карабинов Mpi 43/77 или Stg 44), а в дивизии — 1270. В других родах войск штатное количество этого оружия несколько варьировалось, но оставалось в тех же пределах. Иначе говоря, им предполагалось вооружить от 20% (в дивизии) до 50% (в роте) военнослужащих. Но никак не 100%!

К моменту принятия на вооружение АК ещё не рассматривался в качестве универсального оружия для какого-либо рода войск Советской Армии. Достаточно вспомнить, что в том же 1949 году был принят на вооружение самозарядный карабин Симонова под промежуточный патрон. Кроме того, характеристики АК на испытаниях сравнивались с аналогичными показателями пистолетов-пулемётов. Таким образом, в конце 40-х годов вовсе не предполагалось, что «калашами» в армии будут вооружаться все поголовно. Почему же ситуация изменилась? Возможно, на судьбе автомата Калашникова сказались интересы ижевского машиностроительного завода «Ижмаш», который перешёл к выпуску АК конвейерным методом, и стал нуждаться для сбыта этой массовой продукции в больших госзаказах. Иными словами, промышленный гигант, обладавший несметными ресурсами, вполне мог обеспечить не только доводку конструкции и разработку рациональной технологии, лоббирование госзаказа на свои автоматы на любом уровне, но и попросту «задавить» конкурентные системы на любых испытаниях.

Бесспорно одно — автомат Калашникова как феномен военной техники ещё ждёт своих исследователей: для них он приготовил в запасе немало интересных вопросов.

Авторская ремарка. Данный текст был написан в 2006 г. в журнальном формате для сайта «Геральдика Удмуртии», то есть был рассчитан на читателя, интересующегося прежде всего официальными и неофициальными символами Удмуртии (а автомат Калашникова, безусловно, один из таких символов), и уж во вторую или в третью очередь — историей стрелкового оружия. Видимо, популярный стиль изложения обусловил большой интерес читателей к моему тексту: ссылки на публикацию на «Геральдике Удмуртии» можно найти на самых разных сайтах русскоязычного интернета, в том числе довольно посещаемых, и в целом статья была тепло встречена читателями. Разумеется, были и случаи, когда моя работа получала негативные оценки. Я благодарю тех авторов, которые смогли выразить наши разногласия более или менее конкретно, избегая эмоциональных и маловнятных претензий (общение в таком стиле, увы, слишком привычно для большинства пользователей Рунета).

Одновременно хотел бы извиниться за то, что сам не вступаю в сетевые беседы подобного рода. Во-первых, я не считаю короткую статью в популярном жанре поводом для серьёзной дискуссии. Единственно правильным и достойным решением было бы, разумеется, систематическое изложение наших взглядов в отдельной специальной публикации (о том, почему такая публикация до сих пор не увидела свет, я скажу ниже). Во-вторых, если суммировать все претензии, высказанные в интернете относительно моей статьи, то легко заметить, что все они группируются вокруг довольно частного вопроса о тактико-технических характеристиках автомата Калашникова (особенно в сравнении с зарубежными системами), и совершенно не касаются основных соображений, высказанных в этой статье.

Напомню эти основные тезисы:

  1. М. Т. Калашников не является ни изобретателем, ни даже конструктором системы, известной под именем АК-47;
  2. Автомат Калашникова не является оригинальным изобретением. Система представляет собой талантливую компиляцию, которая вобрала в себя лучшие (с точки зрения поставленной перед его создателями задачи) достижения мировой оружейной мысли того времени, с поправкой на реальные возможности отечественной промышленности конца 40-х годов прошлого века;
  3. Официальная история создания автомата Калашникова носит целиком легендарный характер. Особенно мощно замаскированным пластом информации является участие в разработке новых образцов стрелкового оружия специалистов-оружейников из Германии, после войны оказавшихся в СССР.

Для этих достаточно сильных утверждений имеются основания и помимо тех, что изложены (или просто обозначены) в статье. Десятки ветеранов-оружейников Ижевска наговорили нам на видеокамеру часы показаний о работе в Ижевске Шмайссера, Грюнера и десятков других немцев, есть у нас зафиксированные воспоминания людей, которые своими глазами видели в оружейном КБ Ижмаша подписи Хуго Луиса Шмайссера под чертежами (и, к слову, почему-то не видевших в то время подписей Михаила Тимофеевича); есть и письменные источники личного происхождения (публикацию их мы начнём в ближайшее время: сейчас полностью подготовлены к выходу в свет мемуары, автор которых близко знал Шмайссера и работал с ним бок о бок в Ижевске с 1946 по 1952 г.).

Давно готова к печати и лежит в одном из издательств книга с подробным изложением нашего взгляда на историю создания АК. Почему не публикуем? Потому, что из кругов, которые «не разделяют», скажем так, наших выводов, мне поступили «звоночки» о крайней нежелательности такой публикации — по крайней мере, о её нежелательности сейчас. Я считаю себя парнем не робкого десятка, но как бывший офицер (капитан КГБ в отставке) я хорошо знаю цену «звоночкам», появляющимся оттого, что «есть мнение». Имя Калашникова в Удмуртии (да и не только в Удмуртии) является, по сути, классическим «брендом», и трогать его — означает покушаться не сколько на «святыни Родины» (кого это сейчас волнует!), сколько на вполне конкретные бизнес-интересы серьёзных корпораций, а также частных лиц (не менее серьёзных).

Я искренне надеюсь, однако, что такие негласные запреты не продлятся слишком долго. В любом случае, я был бы рад ответить в меру своей компетенции на вопросы всех читателей, интересующихся историей легендарного автомата.

Алексей Коробейников
alexeika@idnakar.ru

Ижевск, ноябрь 2009 г.

Публикации:


balon74.ru на что влияет кол во линий в слот автоматах




Rambler's Top100
Находится в каталоге Апорт

AllBest.Ru


© Денис Сахарных, Михаил Ревнивцев. При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.
Последнее обновление: 5 декабря 2009 года